22 ноября – день рождения Владимира Даля

Какой была жизнь автора непревзойдённого «Толкового словаря живого великорусского языка», на составление которого ушло 53 года

Владимир Даль родился 10 (22) ноября 1801 года в посёлке Луганский завод (сейчас Луганск). Отец будущего писателя, Йохан Кристиан Даль, обрусевший датчанин, был настоящим полиглотом — он знал немецкий, английский, французский, русский, идиш, латынь, греческий и древнееврейский языки; был богословом и медиком. Известность его как лингвиста достигла даже Екатерины II, которая вызвала его в Петербург на должность придворного библиотекаря. Позднее Иоганн Даль прошёл курс врачебного факультета за границей и возвратился в Россию с дипломом доктора медицины.

Мать Владимира Даля, Юлия Даль, свободно владела пятью языками; бабушка – переводила с немецкого на русский известных писателей того времени.

Мария Христофоровна Фрейтаг – мать Владимира Даля

В литературный мир Владимир Даль вошел с псевдонимом «Казак Луганский»; родиной своей он считал не Данию, а Россию. В 1817 году во время учебного плавания Даль в звании кадета посетил Данию и позже вспоминал: “Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков”.

Образование. Морская служба. Дерптский университет

Мичман Владимир Даль

Начальное образование Даль получил на дому. Однако отец Даля, выслужив дворянство, получил право на обучение своих детей за казённый счёт, и в возрасте 13 лет отправил сына в петербургский Морской кадетский корпус, где, кстати Владимир учился с будущим адмиралом Нахимовым. Позже Даль писал, что «замертво убил» там время, а «в памяти остались одни розги», но закончил корпус он 12-м по успеваемости из 83 выпускников. В 1819 году мичман Даль был направлен на Черноморский флот, где Владимир обучался с 1814 по 1819 год. В кампанию 1817 года выходил в плавание с лучшими воспитанниками, в числе которых был будущий адмирал Нахимов.

Морская служба Даля длилась до 1825 года. Причем с сентября 1823-го почти полгода будущий ученый находился под арестом по подозрению в сочинении эпиграммы на главнокомандующего Черноморским флотом и его любовницу, — «это было <…> юношеское, шутливое, хотя и резкое стихотворение, но имевшее важное местное значение, по положению лиц, к которым оно относилось». После этого случая Даля перевели из Николаева в Кронштадт.

Владимир Даль в юности

По окончании службы на флоте Владимир Даль по примеру отца поступил в Дерптский университет на медицинский факультет. Жил он в тесной чердачной каморке, зарабатывая на жизнь уроками русского языка, спустя два года был зачислен «на бюджет» — казённокоштное обучение, как это называлось в те времена. Атмосфера Дерпта «побуждала к разносторонности», — обучаясь на медицинском, он получает серебряную медаль за работу, объявленную философским факультетом.

В 1827 году Даль публикует в журнале первые стихотворения, а через три года – и первую повесть.

«Я зубы съел и поседел над врачебным искусством…» В.И. Даль

С началом войны с турками, когда из-за эпидемии чумы армии понадобилось больше медиков, Даль досрочно сдал экзамен на доктора. Тема его работы звучала так — «Об успешном методе трепанации черепа и о скрытом изъязвлении почек».Мара, выползина, мантулись

В сражениях Владимир Даль показал себя как блестящий военный врач. Однажды в отсутствие инженера Даль даже навёл мост через Вислу, защищал его при переправе, а затем сам разрушил, за что получил выговор от начальства и орден от Николая I.

С марта 1832 года Даль служит в Петербургском военном госпитале и вскоре становится знаменитостью: «Здесь он трудился неутомимо и вскоре приобрёл известность замечательного хирурга, особенно же окулиста. Он сделал на своём веку более сорока одних операций <…>. Замечательно, что у него левая рука была развита настолько же, как и правая. <…> в Петербурге операторы приглашали Даля в тех случаях, когда операцию можно было сделать ловчее и удобнее левою рукой».

Первая книга Владимира Даля. Запрещенное и уничтоженное издание “Русские сказки, из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные казаком Владимиром Луганским. Пяток первый.” СПб.: Печатано в тип. А. Плюшара, 1832. Фото: litfund.ru

Первая книга Владимира Даля. Запрещенное и уничтоженное издание “Русские сказки, из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные казаком Владимиром Луганским. Пяток первый.” СПб.: Печатано в тип. А. Плюшара, 1832. Фото: litfund.ru

Оставив хирургическую практику, Даль не ушёл из медицины совсем. Он сохранил интерес к офтальмологии и увлекся гомеопатией. В «Современнике» за 1838 год Даль даже опубликовал одну из первых в России статей в защиту гомеопатии.

Первая книга «Русские сказки». Арест. Заступничество Жуковского

Первое опубликованное в 1832 году Далем сочинение «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый», довольно быстро принесло ему известность в литературных кругах столицы.

Ректор Дерптского университета, ознакомившись с книгой, пригласил бывшего студента-медика на кафедру русской словесности. При этом книга была принята в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора филологии. Одновременно с этим осенью 1832 года Даля арестовали за те же “Русские сказки” прямо во время обхода больных и доставили в Третье отделение. Министр просвещения посчитал это сочинение неблагонадёжным из-за доноса. От репрессий Даля спас Жуковский, в то время наставник наследника престола. Обвинения с Даля сняли, но тираж «Русских сказок» был уничтожен.

Императорский Дерптский университет — один из старейших университетов Российской империи, сейчас Тартуский университет в Эстонии. Фото: ru.wikipedia.org

Оренбург. Член-корр академии наук, военная деятельность, «Были и небылицы Казака Луганского»

В 1833 году Даль женился и был переведен в Оренбург чиновником особых поручений при военном губернаторе, где прослужил около восьми лет.

На Южном Урале Даль ездил по уездам, собирал фольклорные материалы и занимался естественными науками. За свои коллекции по флоре и фауне Оренбургского края был избран в 1838 г. членом-корреспондентом Петербургской академии. Собранные материалы по фольклору, этнографии башкир, казахов, русских и других народов легли в основу следующих его работ: «Охота на волков» (1830-е гг.), «Башкирская русалка» (переложение башкирского эпоса «Заятуляк и Хыухылу», 1843), «Майна» (1846), «Обмиранье» (1861) и других.

Не забрасывает Даль и свои литературные занятия: в 1833—1839 годах вышли в свет «Были и небылицы Казака Луганского».

В 1839—1840 гг. Даль в качестве доктора участвует в Хивинском походе. Военная деятельность Даля освещена в его «Донской конной артиллерии» и «Письмах к друзьям из похода в Хиву».

  • Документы из фонда В.И. Даля предоставлены Российским государственным архивом литературы и искусства (РГАЛИ)

1. Примечание В. И. Даля к понятию слова «сырт» (для географического словаря Русского географического общества). Ф. 179. Фото: Фонд Владимира Ивановича Даля в РГАЛИ

2. В. И. Даль «Толковый словарь русского языка» («немецкий»–«нюхать»). Отрывок. Ф. 179. Фото: Фонд Владимира Ивановича Даля в РГАЛИ

3. В. И. Даль «Толковый словарь русского языка» («немецкий»–«нюхать»). Отрывок. Ф. 179. Фото: Фонд Владимира Ивановича Даля в РГАЛИ

«Твоя отъ твоихъ!». Пушкин

Знакомство нашего сегодняшнего юбиляра с Пушкиным планировалось через посредничество Жуковского в 1832 году, но Владимир Даль решил лично представиться знаменитому поэту и подарить один из немногих сохранившихся экземпляров «Сказок…». Сам он писал об этом так:

  • Я взял свою новую книгу и пошёл сам представиться поэту. Поводом для знакомства были «Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского». Пушкин в то время снимал квартиру на углу Гороховой и Большой Морской. Я поднялся на третий этаж, слуга принял у меня шинель в прихожей, пошёл докладывать. Я, волнуясь, шёл по комнатам, пустым и сумрачным — вечерело. Взяв мою книгу, Пушкин открывал её и читал сначала, с конца, где придётся, и, смеясь, приговаривал «Очень хорошо».

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге. Фигуры высотой два метра отлиты из бронзы. Памятник торжественно открыт в августе 1998 года в преддверии 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина и к 250-летию основания Оренбурга в центре города, в сквере имени Полины Осипенко. Авторы памятника – уроженка Оренбурга, заслуженный художник России скульптор Н.Г. Петина и архитектор С.Е. Смирнов

В ответ Пушкин подарил Владимиру Ивановичу рукописный вариант своей новой сказки «О попе и работнике его Балде» с автографом:

  • Твоя отъ твоихъ!
  • Сказочнику казаку Луганскому,
  • сказочникъ Александръ Пушкинъ

В Оренбурге открыли памятную доску другу Пушкина Владимиру Далю

Через год, в сентябре 1833 года, Даль сопровождал Пушкина по пугачёвским местам Оренбургского края. Собранные материалы вошли в пушкинские «Историю Пугачевского бунта» («Историю Пугачева») и «Капитанскую дочку».

В конце 1836-го они виделись уже в Петербурге: Пушкин радовался возвращению друга, многократно навещал его, интересовался лингвистическими находками. Владимир Иванович пришел к раненному на дуэли Пушкину и оставался с ним до конца. Его записки о последних часах жизни поэта по-медицински точны и подробны.

Петербург. «Физиологические очерки» и учебники

Даль в молодости

На сороковые годы приходится расцвет литературной деятельности Даля. В 1841 году Владимир Даль вернулся в Петербург и восемь лет проработал на должности личного секретаря и заведующего особой канцелярией министра Внутренних дел Льва Алексеевича Перовского.

Даль регулярно публикует очерки в духе натуральной школы: каждый «физиологический очерк» Даля представляет собой «короткую описательную зарисовку той или иной социальной среды». Выходят очерки в «Москвитянине», «Библиотеке для чтения» и «Отечественных записках».

Тогда же по поручению военного ведомства Даль составил учебники ботаники и зоологии, которые отличались живым, непривычно образным для учебной литературы языком; около 700 иллюстраций к ним выполнил А. П. Сапожников.

«Пословица не судима». Нижний Новгород

Петербург отдалил Даля от стихии живой речи, и несмотря на то, что с точки зрения карьеры это был шаг назад, Даль стал задумываться о возвращении в провинцию.

В 1849 году он назначен в Нижегородскую губернию управляющим конторой, ведавшей делами 40 тысяч крестьян; составитель великого словаря прослужит на этом посту 10 лет, наблюдая разнообразный этнографический материал.Памятник Владимиру Далю установили в Нижнем Новгороде

Именно в Нижнем Даль закончил свою кропотливую работу по собиранию русских пословиц. В 1853 г., когда цензура стала препятствовать публикации сборника, Даль начертал на нём слова: «Пословица не судима». В итого эта энциклопедия русской жизни увидела свет в авторской редакции лишь с началом александровских реформ, спустя почти 10 лет. Обработку толкового словаря Даль довёл в Нижнем Новгороде до буквы «П».

Интересная деталь: во время своей жизни в Нижнем Новгороде Даль много высказался против обучения крестьян грамоте, так как оно «без всякого умственного и нравственного образования… почти всегда доходит до худа…», чем навлек на себя резкую критику Чернышевского и Добролюбова.

Московский период. «Толковый словарь», «Пословицы», «Ветхий Завет»

Семья Даля

Дослужившись до действительного статского советника, Даль в 1859 году уходит со службы, селится в Москве и приступает к публикации двух своих Magnum opus, над которыми работал всю жизнь — «Толкового словаря живого великорусского языка» (1861—1868) и «Пословиц русского народа» (1862). Кроме того, Даль всю жизнь собирал лубочные картины — это собрание в итоге поступило в Императорскую публичную библиотеку. Понимая также, что не успеет обработать весь собранный им фольклор, Даль для дальнейшей работы передавал сказки Афанасьеву, а песни – Киреевскому.

На исходе жизни Даль также переложил Ветхий Завет «применительно к понятиям русского простонародья», а незадолго до кончины Даль перешёл из лютеранства в православие. При этом все сильнее увлекался спиритзмом: Владимир Иванович рассказывал знакомым, что однажды вызвал дух покойного Жуковского и получил у него ответ на вопрос, на который только он один мог знать ответ.

Владимир Даль ушел из жизни в возрасте 70 лет и был похоронен на Ваганьковском кладбище.

admin
Author: admin

Ответить